На фоне других африканских государств ситуация со СПИДом в Кении относительно неплохая. ВИЧ-инфицированные составляют приблизительно 4,9 % населения страны. Для сравнения, в ЮАР этот показатель приближается к 11 %, в Замбии – к 14,3 %, в Свазиленде – превышает 26 %.

Одним из медицинских учреждений, которое удалось посетить участникам курса Томсон Рейтер, стал СПИД-центр на территории Женского госпиталя Пумвани на востоке Найроби. Относительно неплохо оборудованный центр ежедневно принимает сотни новых пациентов обоих полов, бесплатно предоставляя консультации, дополнительную диагностику и, в случае необходимости, антиретровирусную терапию.

Сейчас лекарства для лечения ВИЧ в Пумвани получают около трех тысяч человек, в основном – женщины. Большая часть пациенток замужем, многие беременны или кормят детей грудью. Многие скрывает болезнь от знакомых и родственников.

Жаклин, женщина 30 лет, узнала о том, что инфицирована ВИЧ около месяца назад. Антиретровирусную терапию ей назначили сразу после выявления инфекции – на момент постановки диагноза уровень CD4+ T-лимфоцитов в крови (по этому показателю оценивается степень разрушения иммунной системы при ВИЧ) был равен 30 клеткам на миллилитр, то есть стремился к нулю. Диагноз “СПИД” ставится при падении уровня CD4+ лимфоцитов ниже 200 клеток на миллилитр.

По словам Жаклин, она боится принимать лекарства, потому что слышала от знакомых, что антретровирусная терапия, якобы, может обезобразить женщину. Но ей есть ради кого рисковать красотой: “Моему ребенку 10 лет, что я могу поделать?,” - говорит она.

Вторая пациентка, Вирджиния, выглядит изможденной. На ее руках – младенец, которого она кормит грудью. Два старших ребенка женщины умерли еще до того, как у матери была обнаружена ВИЧ-инфекция. Вероятно, причиной смерти детей было заражение ВИЧ при грудном вскармливании. Во время последней беременности пациентка получала антиретровирусные препараты, которые снижают шансы на передачу ВИЧ-инфекции ребенку.

ВОЗ не рекомендует ВИЧ-инфицированным матерям кормить детей грудью, однако для африканок, которым недоступны искусственные молочные смеси, разработаны особые рекомендации по грудному вскармливанию, позволяющие снизить риск передачи инфекции через материнское молоко. Заразился ли ребенок Вирджинии от матери, станет известно через несколько месяцев, когда завершится формирование собственной иммунной системы младенца и в его крови можно будет определить наличие собственных антител к вирусу иммунодефицита человека.

Сексуальные партнеры пациенток Пумвани появляются в клинике куда реже. “Мужчины меньше знают о ВИЧ-инфекции, и предрассудки относительно этого заболевания влияют на них намного сильнее”, - говорит глава центра доктор Фрэнсис Ньямиобо ( Francis Nyamiobo). У женщин больше шансов получить адекватную информацию о заболевании, поскольку они чаще контактируют с официальной медициной – обращаются в больницы по поводу беременности, в связи с болезнями детей и т.д. Большая же часть мужского населения по-прежнему считает, что чувствующий себя здоровым человек не может быть инфицирован. Это популярное убеждение не удается искоренить даже среди горожан, и оно служит местным мужчинам дурную службу, но об этом ниже.

Мадженго – центр местной секс-индустрии.  Несмотря на то, что проституция в Кении запрещена, здесь открыто действуют десятки, если не сотни борделей. Иногда это место называют африканским “кварталом красных фонарей”. Впрочем, никаких фонарей в этом районе Найроби вообще не предусмотрено.
Трущёбы.

Трущобы Найроби –  бескрайнее море одноэтажных хибар, слепленных из глины, фанеры, обломков деревянных ящиков, кусков ржавого листового железа, автомобильных покрышек и прочего мусора. Такие районы со всех сторон окружают деловой центр Найроби с его небоскребами и особняками. В связи с бурным экономическим ростом нищие предместья столицы Кении понемногу начинают расчищать – обитателей глиняных домиков изгоняют с насиженных мест силами полиции и частных охранных фирм, после чего освобожденное пространство разравнивается бульдозерами под очередную стройплощадку

Перед визитом в  Мадженго журналистов просят спрятать подальше ценности, деньги и аппаратуру. Местное население, в особенности проституток и их клиентуру, фотографировать не рекомендуется  - жители Мадженго не хотят лишней публичности и к тому же склонны к насилию.

Медицинский пункт расположен в самом центре стихийного рынка Мадженго. На то, чтобы преодолеть несколько сотен метров, заваленных гигантскими грудами одежды, обуви, белья, сигарет и прочих товаров народного потребления, автобусу требуется около часа. Торговцы предупредительно убирают свои лотки из-под колес - отдельной проезжей части для автомобилей – а их здесь немало – на рынке нет.

Встретить неуязвимых для ВИЧ-инфекции проституток в Мадженго нам не удалось. Местный медпункт обслуживает несколько тысяч пациенток, у большинства из них диагностирован СПИД. Посетительницы получают не только лекарства, но и презервативы, поскольку продолжают работать по прежней специальности. Несколько женщин соглашаются рассказать о себе при условии, что их не будут фотографировать.
Местный рынок Кения

“Если предложить клиенту презерватив, он скорее всего откажется”, - рассказывает Маргарет, проститутка с 20-летним стажем. “Если будешь настаивать на безопасном сексе, тебя скорее всего изобьют или изнасилуют”, - продолжает она.

Вторую женщину зовут Фатума, ей 27 лет. Сначала она говорит, что не заражена ВИЧ, поскольку тщательно предохраняется. Впрочем, через несколько минут Фатума признается, что ВИЧ был обнаружен у нее четыре года назад, и она также пришла в медпункт за лекарствами. Лишний раз распространяться о своем статусе опасно – так можно лишиться клиентов и средств к существованию.

Третья пациентка по имени Хидай также нуждается в лекарствах. Недавно она похоронила мужа, который умер от СПИДа, оставив ей троих детей. “Говорить нашим клиентам, что у тебя ВИЧ или СПИД бесполезно – нам не верят, пока мы выглядим здоровыми”, - говорит она.

Поскольку проституция в Кении запрещена, обитательницы Мадженго постоянно оказываются в полиции. Штраф за проституцию - 40 долларов, немалая сумма, если учесть, что услуги проститутки в трущобах стоят около доллара (цена пачки сигарет). Хидай рассказывает, что во время очередного ареста ее отпустили в обмен на секс со всем полицейским участком. Презервативы стражи порядка использовать не желали.

“Что мы делаем если клиент не хочет безопасного секса? Да ничего… Нам нужно кормить детей”, - резюмирует Хидай.

Эпидемия неизлечимого заболевания, охватившая все слои населения – национальная катастрофа для стран черной Африки. Остановить распространение ВИЧ-инфекции на этой стадии, похоже, невозможно даже несмотря на сопоставимое с национальными бюджетами финансирование из-за рубежа.

Что касается общепринятых методов борьбы ВИЧ/СПИДом, то в России они по-прежнему остаются дискуссионным вопросом. Депутаты Мосгордумы сомневаются в существовании безопасного секса и стремятся оградить юношество от рекламы презервативов, а Минздравсоцразвития, напомним, считает западный опыт профилактики ВИЧ-инфекции группах риска неэффективным или вредным, не предлагая, впрочем, никаких внятных альтернатив. Во что может обойтись населению России такая национальная специфика, предсказать непросто.

http://medportal.ru/